Успех под сенью пирамид

размещено в: Интервью 0

Инесса Родионова фехтует по ветеранам уже более 10 лет, однако только в этом году у нее появился шанс стать чемпионкой мира. И она этот шанс реализовала, причем дважды за один турнир. В Каире на главном ветеранском старте сезона Инесса выиграла золотые медали и в личном первенстве, и в составе рапирной команды. Профессор кафедры физвоспитания Московского государственного технического университета гражданской авиации, пресс-секретарь Федерации ветеранского фехтования России и пресс-атташе Центра фехтования Ильгара Мамедова раскрывает секрет, как ей удалось добиться успеха.

ВЕРНУЛАСЬ В МОЛОДОСТЬ

– Инесса, первый чемпионат мира – и сразу два «золота». Такой результат не может быть случайным. Расскажите о вашем пути в этом виде спорта: когда начали заниматься, как пришли в ветеранское фехтование.

– Я начала заниматься фехтованием в 12 лет в клубе «Динамо-Москва». Хочу отметить, что у нас всегда была сильной женская рапира. В 1950–60-х годах тон задали Забелина, Растворова, Горохова – так и повелось из поколения в поколение. Я в свое время показывала неплохие результаты: выполнила норму мастера спорта, была кандидатом в сборную. Но карьеру пришлось прервать: ушла рожать и назад в спорт не вернулась.

Когда дочь подросла, отдала ее в фехтование. Привела, естественно, в «Динамо», к тренеру Надежде Александровне Арской. И вот как-то раз, когда я смотрела бои дочери и активно подсказывала: «Давай! Вперед! Сама!» – Надежда Александровна мне и сказала: «Чего ты все подсказываешь? Приходи тоже тренироваться!»

Тогда в России уже вовсю развивалось ветеранское движение. Я начала фехтовать. И как будто вернулась в молодость. Опять в моей жизни появилось то, чем мне всегда нравилось фехтование: азарт, стремление обыграть соперника. Я старалась не пропускать тренировок. Навыки постепенно восстанавливались.

Первый раз на ветеранский чемпионат Европы я поехала в составе команды. Это был 2010 год, соревнования проходили в Македонии. Мы заняли тогда первое место, одержав в финале красивую победу над итальянками, хотя до того российская сборная по женской рапире не выигрывала лет восемь.

В следующем году я выступала уже в личном первенстве, поскольку на чемпионатах Европы соревнования чередуются: год личные, год командные. Стала третьей и была довольна. В личных не особенно старалась выигрывать, зато за команду готова была рвать и метать. После мы командой еще три раза подряд «Европу» выигрывали.

– Чемпионат мира отличается от «Европы» тем, что нижняя граница возраста его участников не 40, а 50 лет. 10 лет вы ездили только на чемпионаты Европы, а в этом году перешли в новую возрастную категорию и впервые попали на «мир»…

– Он проходил в столице Египта Каире. Я уже несколько раз была в Египте, и мне там очень нравится. Люблю солнце, жару, поэтому с удовольствием поехала. Там было все прекрасно организовано: комфортные условия и для проживания, и для соревнований.

Могу сказать, что ничего сверхъестественного для победы я не совершала. Просто выходила и фехтовала. В групповом туре получила всего 5 уколов за все бои, одну сильную американку обыграла всухую буквально секунд за 20. Девушка-египтянка, которая судила нашу группу, уже после того как я завоевала «золото», сказала мне, что не сомневалась в моей победе, настолько я уверенно выиграла бои в групповом туре.

В финале я встретилась с итальянкой, моей ровесницей, которая тоже в этом году перешла в категорию 50+. Позже пересматривала этот бой по видео и поняла, что действительно неплохо фехтовала. Услышала, как комментаторы ФИЕ сказали в один из моментов: «О-о-о, хорошая скорость!» Им удивительно было, что мы, 50-летние, оказывается, еще не совсем старушки и можем фехтовать на скорости.

– Победа в финальном бою трудно далась?

– Не могу сказать, что тяжело. Я хорошо настроилась. На протяжении дня мне пришлось встречаться с теми же соперницами, с которыми я фехтовала в категории 40+. Сильный состав. Многим из них я не раз проигрывала. Но на этот раз, видимо, действительно был другой настрой. Это основное. Все знают, что можно усиленно готовиться, тренироваться, но, если в нужный момент не будет психологического настроя, проиграешь.

ФЕХТУЮ, ЧТОБЫ ПОБЕЖДАТЬ

– Что значит для вас эта победа? И в целом участие в ветеранском фехтовании?

– Кто-то из участников наших соревнований говорит: «Мы едем ради удовольствия, а не за медалями». Будем честными: ради удовольствия ездят не слишком сильные фехтовальщики. Но когда человек знает, что может выиграть, он выходит на дорожку, чтобы побеждать. Если бы мы ездили только ради удовольствия, то проигрывали бы уже первые бои и спокойно отправлялись по магазинам или в музеи.

Конечно, ветеранское фехтование – это хобби. Но для нас важно, чтобы это было не просто интересное занятие, чтобы удовлетворение приносил не только процесс. Нам нужна отдача. Отдача есть, если мы завоевываем медали. Да, мы ветераны, и наши награды не сравнить с олимпийскими, но мы точно так же, как олимпийцы, волнуемся, точно так же стремимся к победе.

Хочется отметить, что ветеранское фехтование сегодня – это не маленький мирок, где мы замкнуты сами на себя. 20 лет назад, когда наше движение в стране только зарождалось, в нем участвовало от силы 20 человек. Сейчас в России 200 фехтовальщиков-ветеранов. И уровень фехтования уже совершенно другой.

Но существует и проблема: свои поездки на турниры, включая чемпионаты Европы и мира, мы оплачиваем сами. Ветеранская федерация фехтования России находится на самоокупаемости, и это тяжело. Президент федерации Александр Петрович Капустин нашел для нас спонсора – Василия Васильевича Барашкова, который уже много лет помогает ветеранскому движению. Но расходов очень много: аренда залов, оплата судей, работающих на российских турнирах, командирование судей в каждом виде оружия на международные старты.

– Вы говорите: кто-то едет ради удовольствия. Такое возможно, наверное, только на личных чемпионатах Европы, где количество участников от одной страны не ограничено?

– Да, французы, итальянцы, когда соревнования проводятся у них в странах, выставляют до 80 человек в одной категории. В командных же соревнованиях число участников фиксированное, и, чтобы выступить на них, надо пройти отбор. Также и на чемпионате мира в сборной по каждому виду оружия может быть не более 4 человек в одной возрастной категории.

В СБОРНОЙ – СИЛЬНЕЙШИЕ

– Насколько у вас острая борьба за то, чтобы попасть в команду? Вот, например, в следующем, 2020, году будет опять командный чемпионат Европы. Как проходит отбор?

– Борьба очень острая. Если говорить о «Европе», то там командные соревнования проводятся в двух категориях: мастера (40–50 лет) и гранд-мастера (60–70 лет). Команда состоит из 5 человек, фехтуют трое. Из этих троих в первой категории должен быть хотя бы один 50-летний, во второй – хотя бы один 70-летний.

– Сколько человек претендуют на эти 5 мест?

– Если взять мужскую шпагу, то там очень сильный состав и, например, в категории 40–50 лет более 20 реальных претендентов: 10 пятидесятилетних и 12–15 сорокалетних. В рапире тоже серьезная конкуренция. В женской рапире нас по количеству меньше: всего 5 человек 50-летних и 6 человек 40-летних. Но в рейтинге мы близки по очкам. И все 11 деремся за попадание в сборную. То есть отбор очень жесткий.

Раньше он шел строго по очкам. Если же кто-то из лидеров по разным причинам не мог поехать, его заменял следующий. В этом году мы немного поменяли условия отбора. Будем, конечно, их совершенствовать, но пока решили так: на место в сборной претендуют первые 8 человек в рейтинге каждой возрастной категории. Команда состоит из 5 человек. Двое – лидеры рейтингов 40+ и 50+ – попадают в нее автоматом. Кандидатуры остальных троих – обсуждаются.

Решение о составе сборных принимается в открытом диалоге на объединенном заседании бюро исполкома и совета капитанов. Совет капитанов – это недавно созданный орган, куда делегируется по два представителя от вида оружия. При обсуждении учитываются разные факторы: готовность претендента, его опыт участия в соревнованиях, насколько хорошо он фехтует в команде. Допустим, кто-то по очкам не лидер, но в команде боец незаменимый. Важно также, чтобы в команде был комфортный психологический климат, чтобы не было разногласий, конфликтов. К примеру, однажды мы два раза подряд фехтовали одним составом – и в результате сложилась идеальная команда. Мы были единым целым, понимали друг друга с полувзгляда. Я тогда фехтовала с Людмилой Черновой – она была капитаном, с Надеждой Александровной Арской. Сейчас они обе перешли в гранд-мастера, и капитаном стала я. Объясняю девочкам: давайте без обид – фехтуем, но смотрим, кто лучше. Понятно, что все рвутся в бой, но бывает, у кого-то не идет, поэтому ставим тех, кто сегодня фехтует сильнее. Мы единая команда, и неважно, 5 боев провела каждая из нас или 25. Главное – результат.

В общем, посмотрим, как сработает в этом году наша система.

– Какие турниры входят в систему отбора?

– Раньше было четыре турнира: два российских – чемпионат и Кубок России, два международных – чемпионаты Европы и мира. Чемпионат мира входит в систему отбора нового сезона, полученные там очки учитываются при формировании сборной на командный чемпионат Европы следующего года. Но тут есть нюанс: 40-летние в чемпионате мира не участвуют, соответственно, очков там заработать не могут. Поэтому я, например, на чемпионатах и Кубках России обычно была первой или второй, неоднократно становилась бронзовым призером чемпионатов Европы, однако никогда в общем рейтинге не поднималась выше третьего-четвертого места. Чемпионат мира, если успешно на нем выступить, дает много очков.

В этом году мы добавили в систему отбора еще два турнира. Один – из Европейского ветеранского цикла, который начиная с этого сезона проводится по аналогии с кадетским и включает в себя по 4 соревнования в каждом виде оружия. И еще один – российский. Ежегодно у нас проводятся ветеранские соревнования в разных городах России: в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове, Зеленограде. И каждый вид оружия выбирает себе из них официальный рейтинговый турнир. В женской рапире это, например, Кубок Москвы. В мужской рапире – турнир в Зеленограде, у саблистов и шпажистов – в Санкт-Петербурге. То есть всего получается 6 турниров с разными квалификационными коэффициентами, однако в зачет идут три лучших результата.

– Какова цель этих изменений?

– Привлечь в наше движение как можно больше людей. Тогда будет расти внутренняя конкуренция, повысится общий уровень российского ветеранского фехтования и мы сможем лучше выступать на международной арене, составляя более серьезную конкуренцию иностранным командам.

ТРУДНОЕ НАЧАЛО – УВЕРЕННЫЙ ФИНАЛ

– На чемпионате мира вы стали обладательницей еще одной золотой медали – в командном первенстве. Система проведения командных на «мире» отличается от европейской?

– Да, здесь в команду входят представители трех возрастных категорий: двое 50-летних, двое 60-летних и двое 70-летних – всего шесть человек. На дорожку выходят трое, трое сидят в запасе. Фехтуют в формате эстафеты, до 30: все три возраста отдельно между собой в два круга. Какой возраст начинает встречу, какой заканчивает, решает жребий. Но надо иметь в виду, что, если на последний круг попадают 70-летние, им в случае сильного отставания отыгрываться просто физически тяжелее.

– Российская сборная по женской рапире впервые выиграла «золото» на чемпионате мира?

– Да. Командные ввели недавно, в 2016 году. Тогда наша команда заняла третье место, в прошлом году – второе. Проиграли в финале англичанкам. У молодых не совсем сложилось, а за категорию 70+ фехтовала Надежда Александровна Арская. Пыталась догнать, но немного сил не хватило, устала.

 

– Как проходил командный турнир в этом году?

– Самой сложной встречей оказалась первая, с японками. И только потому, что не до конца разобрались в системе. Перед началом спрашиваю у девочек, сколько можно делать замен. Отвечают: в каждой категории по одной. Я удивилась, но, думаю, они фехтовали, знают. И мы на начало встречи поставили первый номер только в категории 70+. В результате первый круг проиграли. Выиграла свой бой только Арская – 5:0. Решили в следующем круге сделать замены во всех трех категориях, оказалось, что разрешается лишь в одной. Все же завершили встречу в свою пользу – 24:14. Потом уже фехтовали основным составом и уверенно выигрывали. Легко победили и англичанок в финале. Со мной одна фехтовала, проиграла, поставили другую. Вторая после, в раздевалке, мне и говорит: «Я так рада! Очень хотела с чемпионкой мира пофехтовать!» Понятно, что медали – это важно и приятно. Но положительные эмоции от таких слов со стороны тоже дорогого стоят!

ФЕХТОВАТЬ, ЧТОБЫ ЖИТЬ, И ЖИТЬ, ЧТОБЫ ФЕХТОВАТЬ

– Вы неоднократно бывали в Египте. Смог он вас чем-то удивить на этот раз?

– Да. Я в восторге от пирамид! Раньше мне не удавалось их увидеть: мы отдыхали на море, а оттуда ехать долго и дорого. И у меня была мечта. Наконец она осуществилась. Я такого удовольствия не испытывала давно. Пирамиды впечатляют. Тот день, когда мы поехали на экскурсию, оказался очень насыщенным. Мы побывали в знаменитом Египетском национальном музее, затем попали на парад по случаю Дня вооруженных сил Египта. По дороге к пирамидам покатались по Нилу, посетили музей папируса. Очень понравился Каир. Это город контрастов.

– Вы работаете преподавателем физкультуре в вузе. Ваши студенты проявляют интерес к фехтованию?

– Конечно, проявляют, особенно когда узнают о моих результатах. К сожалению, фехтование – недешевый вид спорта. Но среди студентов есть ребята, которые когда-то занимались фехтованием или занимаются до сих пор. У них осталась экипировка, и они готовы выступать. В начале декабря наш университет, а преподаю я в Московском государственном техническом университете гражданской авиации, занял 3-е общекомандное место на Московских студенческих спортивных играх, где выступало около 20 столичных вузов. Ребята были очень рады.

– Вы упомянули о том, что отдавали дочь в фехтование. Она занимается сейчас?

– Не только дочь, сын тоже занимается – на шпаге, также в «Динамо». Ему скоро исполнится 16 лет, выступает по кадетам. В прошлом году выполнил норму кандидата в мастера спорта. Очень любит фехтование. А вот дочь как-то не рвется, с ума не сходит, как мы все. Ей прекрасно и без фехтования. Но, когда едет со мной на соревнования, заводится, кричит, ругает меня, подсказывает. Я ей говорю: «Иди сама тоже тренируйся». «Нет, нет, – отвечает, – давай я лучше тебе буду помогать».

– Ваша ветеранская тусовка дружно живет?

– Да. Бывает, конечно, ругань. Но это в основном во время боев, на эмоциях. Бой закончился – и все буквально сразу проходит. У нас, например, у девочек-рапиристок, в «Вотсапе» есть группа, называется «365» (потому что общаемся весь год), где мы поздравляем друг друга, куда скидываем фотографии. То же, я знаю, есть у саблистов, у шпажистов. В «Фейсбуке» существует фехтовальная ветеранская группа, в которой уже около 400 участников. Мы публикуем там результаты, обсуждаем проблемы. То есть диалог между нами не прерывается.

Фехтование очень сильно скрашивает нашу повседневность. Скучно, когда она вся укладывается в схему «работа – дом, дом – работа». Мы встречаемся, разговариваем, соперничаем – и с единомышленниками в России, и с нашими зарубежными друзьями-фехтовальщиками. От этого получаем удивительные эмоции и тот драйв, который дает импульс к дальнейшей жизни

Интервью Александры Валаевой / Альманах «Фехтование» №05(37)/2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.