Команда превыше всего

размещено в: Интервью 0

Инесса Родионова, пятикратная чемпионка России, шестикратная обладательница Кубка России, многократная победительница чемпионата Москвы среди ветеранов, в составе ветеранской сборной России по женской рапире в третий раз завоевала «золото» на прошедшем в мае в хорватском городе Порече командном чемпионате Европы.

– Инесса, победа вашей команды на чемпионате в Порече – это ожидаемый результат?

– Ожидаемый, поскольку до того мы уже дважды подряд выигрывали «Европу» командой. Первый раз в моей ветеранской карьере это произошло в 2010 году. Я тогда впервые выступала на таких соревнованиях. Помню, та победа далась нам очень тяжело, нас просто безобразно судили. В финале мы встречались с итальянками, у которых, несмотря на предвзятость арбитров, выиграли. Через два года в шведском городе Кальмаре мы повторили успех, стали двукратными чемпионками. В этом году считались уже главными фаворитами. Надо отметить, что отношение к нашей команде с тех пор изменилось, в том числе и со стороны судей, стало уважительным.

– Когда выступает команда ветеранов, кто ею руководит? Кто определяет расстановку спортсменов, кто подсказывает перед началом поединка, как его вести?

– Обычно эту роль берет на себя наш бессменный лидер – Надежда Александровна Арская. Она руководитель, капитан и абсолютный авторитет для нас в этом плане. Но в нынешнем году Надежда Александровна поехать не смогла из-за травмы. И команду вели мы вдвоем с Людмилой Черновой. Люся – очень опытный участник ветеранских соревнований, на сегодняшний день она является уже пятикратной чемпионкой мира среди ветеранов. Ну а я по профессии педагог, и, видимо, это у меня в крови – учить. Команда в этом году была очень дружная, сплоченная. Все с полуслова понимали друг друга, не возникало никаких недоразумений. Мы были единым целым. Наши ребята – шпажисты, рапиристы – отметили это: да, говорят, у вас действительно коллектив. И это сыграло свою роль.

– В чем лично для вас заключается различие между выступлением в личных соревнованиях и командных?

– Я с детства за команду лучше фехтовала. Чувствовала ответственность и больше старалась. Я тренировалась в «Динамо», а у нас всегда была сильная команда по женской рапире, и нужно было держать марку. И сейчас, когда я фехтую по ветеранам, то же самое: в личных я вроде и хочу выиграть, но вот не получилось, ладно, думаю, в следующий раз. В командных соревнованиях такой подход неприемлем. И я настаиваю на том, чтобы все девочки ответственно подходили к выступлению в команде. Я им говорю: мы, конечно, не профессионалы, но вы приехали на командный чемпионат Европы, и от вас требуется всего один день посвятить именно фехтованию. Никаких посторонних дел, никакой работы – только фехтование! В этот раз так и было – и мы выиграли легко, сильно.

– Вам удалось посмотреть соревнования в других видах оружия? Чье фехтование произвело наиболее яркое впечатление?

– Безусловно понравилось, как выступила наша мужская шпага в категории 150+. В этом году на чемпионате Европы дебютировали Олег Скоробогатов и Сергей Симовских. И российская команда просто разгромила всех. Даже иностранцы не сомневались, что наши шпажисты выиграют. В финале они победили команду Италии 5:1. Это было очень красиво. Я спросила потом у Олега: «Ну как тебе?» – «Очень понравилось, – отвечает, – но я не мог предположить, что это так тяжело». Он был поражен уровнем. А ведь все думают: соревнования ветеранские, и приезжает на них непонятно кто.

Всегда с удовольствием смотрю бои в старшей возрастной категории. Если кто-то наносит красивый укол, его встречают аплодисментами. Несмотря на возраст, эти спортсмены фехтуют хорошо, борются, бывает, и заводятся, ругаются!

– С 2010 года вы фехтуете на чемпионатах Европы. Можете ли оценить, какие изменения за это время произошли в европейском ветеранском фехтовании?

– Ветеранское фехтование становится все более профессиональным. Наши иностранные соперники очень много тренируются. Почти у каждого есть личный тренер. К сожалению, у нас тренеров, которые бы работали целенаправленно именно с ветеранской сборной, практически нет. Так что мы по сравнению с ними любители. Тренируемся два раза в неделю, после работы. А раньше любителями считались они. Удивляет, что им хватает сил выступать в трех видах оружия. Я фехтовала на рапире и на сабле. Это даже не два разных вида оружия, а два разных вида спорта. В сабле совершенно другое передвижение, другая скорость, другое движение рукой. В принципе, я довольно-таки быстрая, но в сабле не успевала. Я еще только начинаю думать, а уже получила удар. Также обращает на себя внимание, что с каждым годом увеличивается число участников. В шпаге, например, в одной возрастной категории выступает более ста человек. А если взять все возрастные категории, мужчин и женщин, то шпажистов получается более 600. Растет и количество стран-участников. В этом году в Пореч приехали представители более 20 стран.

– Что такое для вас и ваших единомышленников ветеранское фехтование?

– Фехтованием я долго и профессионально занималась в юности, стала мастером спорта, но в сборную не попала, хотя фехтовала довольно-таки сильно. В ветеранское фехтование пришла благодаря Надежде Александровне Арской. Она тренировала мою дочь, увидела однажды, как я что-то показываю дочери, и сказала: «Что ты все показываешь, приходи сама фехтовать». Я потихоньку начала, втянулась и сегодня без этого уже не мыслю своей жизни. Можно сказать, что пытаюсь сейчас реализовать себя в ветеранах, достичь того, что не удалось в юности.

Если же говорить в целом, то для большинства ветеранское фехтование – это удовольствие, фан. Многие из тех, кто раньше фехтовал, приходят ради фитнеса. Ведь нам, людям единоборства, традиционный фитнес с его циклическими нагрузками кажется тяжелым, монотонным. А здесь с первого дня бой, в котором тебе ежесекундно надо решать тактические задачи: идти в атаку или защищаться. Бой – это всегда
интересно.

Ветеранское фехтование объединяет людей разных профессий. Я, например, и в своей повседневной деятельности близка к спорту – в двух университетах работаю преподавателем физической культуры, доцент, кандидат педагогических наук. Но много среди нас инженеров, врачей, адвокатов. Не будет преувеличением сказать, что занятия фехтованием помогают людям достигать высот в профессиях, где требуется аналитический склад ума, потому что, когда ты учишься в совершенстве владеть клинком, осваиваешь искусство ведения боя, ты тренируешь интеллект, умение принимать решения.

Опять же, благодаря ветеранским соревнованиям мы расширяем географию наших поездок. Два года назад командный чемпионат Европы проходил в шведском городе Кальмаре. Заключительный гала-ужин для участников соревнований был организован в замке XI века. И еду нам подавали в точности такую, какая была именно в XI веке. Или, например, я бы никогда в жизни сама не поехала в ту же в Македонию: ну что там делать – в Македонии? Оказалось, это очень интересная и красивая страна. После прошлогоднего чемпионата, который проходил в Италии, мы провели 5 дней в Риме. Обошли весь город – впечатления самые восторженные.

Если коротко подытожить, то здоровье, удовольствие, общение, расширение кругозора – вот что такое ветеранское фехтование для всех, кто им увлечен.

Интервью Александры Валаевой / Альманах «Фехтование» №02(10)/2014

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.